[Date Prev][Date Next][Thread Prev][Thread Next][Date Index][Thread Index]

трип



После Селигера, с его неизменными комарами, высасывающими кровь, мозги и чувство юмора присутствующих, с, кажется, вечной песней про «Сталь-десятки тысяч патриотов», с изобилием микрошортов и макроцеллюлита — короче, после Селигера надо как следует отдыхать, иначе Москва тебя не примет. Поэтому я, а также две мои знойные чики-подруги, решили, что нас в этом году заслужила Франция. Трип был спланирован из точек назначения, примерно запомнившихся по журналу «Вог», книгам Дюма и фильму «Такси» - Марсель, Тулон, Сан-Тропе, Канны, Ницца, Монако. Практически путеводитель для русского писателя при смерти.

Марсель нас чуть было не разочаровал. Грязный портовый город, местечко, настолько потасканное, что я все боялась встретить там оппозиционных журналистов. Когда мы царственно присели на местной смотровой площадке с бутылкой шампанского, в кустах что-то зашевелилось. Я успела подумать: «Бог ты мой, щеночки!”, когда на нас ринулась орда крыс. В тот момент мы чуть не протрезвели. Крысы, бомжи, и безумное количество фекальных кучек джек-рассел-терьеров. У Марселя есть одно стопроцентное сходство с отчизной — здесь никому и в голову не придет убрать дерьмо за собаками. Утешаться от увиденного на улицах приходилось устрицами и шампанским, после чего всем сразу хотелось секса, и засыпать приходилось под протяжные стоны, доносившиеся из ноутбука подружек, сублимировавших свои порывы низкокачественной экранкой какого-то восточноевропейского порнофильма с сюжетом.

В Тулоне было уже получше - окончательно протрезвев, нам удалось обнаружить пляж. Напряженка была только с едой, в отсутствии первого, второго и компота приходилось есть пиццу прямо на пляже. Все-все-все загорают здесь без лифчиков, и мужики, к сожалению, тоже, вот уж кому не помешало бы утягивающее белье. Однако это с лихвой было компенсировано отсутствием на пляже русских. Вдали от соотечественников рехаб на пляже похож на рай - никто не мочится в воду на дальность, никто не показывает пальцем на сиськи, не пересчитывает деньги на повышенных тонах, и никаких тебе базаров, разборок, прыжков бомбочкой и пивного перегара. Одни только милые женщины похожие на Элен, Амели и Софи Марсо одновременно, сопровождаемые разомлевшими от жары щетинистыми чернявыми мужчинами. Но как и в Марселе, люди здесь не привыкли сдерживать себя в естественных потребностях - всюду пахнет мочой. Насколько уж меня поразила Барселона, где улицы моют чуть ли не с шампунем, но экстраполировать на всю Европу эти впечатления было чересчур поспешно — Франция это просто какое-то отхожее место. Не знаю, как в остальных городах, но одно понятно — даже в туалете Винзавода чище.

Тулонским вечером началась самая жесть. Когда мы легли спать, в номера напротив наших начало заселяться небольшое стадо молодых немцев. В начале второго в нашу дверь начали долбиться и орать по-немецки. Мы в ужасе вскочили и начали орать: «Брэйвик, Брэйвик!». Подруга через стену голосом советского информбюро докладывала о том, что немцы-таки пришли за нами. А я просто представила, что сейчас они вынесут дверь, установят камеру и начнут нас насиловать. В итоге пришлось забаррикадировать дверь столом и выпить водки. Устриц на следующий день уже не хотелось, и мы отчалили в Сан-Тропе.

Сан-Тропе оказался раем во всех смыслах слова. Несмотря на кажущуюся крутость окружающего, не возникает никакого комплекса неполноценности от того, что у тебя нет Порше, или что ныряешь ты не с личной яхты. В благодарность за гостеприимство, мы, кажется, привезли с собой на курорт разыгравшийся к вечеру селигерский ураган, такой сильный, что летали мотоциклы. Смотреть тут, в общем, не на что, разве только на русских баб с тюнингом-2006: ботоксные глаза, силиконовые губы, брови, вытатуированные где-то под линией роста волос. Даже непонятно, почему мужики везут их с собой. Наверное, просто в конце девяностых научили держать вилку с ложкой, и берут теперь наученных подруг. Для многих барышень визит в Сан-Тропе - как последний раз. Гребут из магазинов все, начиная от купальников, заканчивая шубами. Еще один заслуживающий внимания социотип — престарелая мамаша с двадцатилетними выблядками, которые явно никогда нигде не будут работать, однако уже могут снимать телок на трех языках и разбираются в спа на всем побережье. Русский человек вообще переживает в Сан-Тропе страшную деформацию личности — даже мужики накачивают губы силиконом.

Перечитала написанное — еда, алкоголь, секс, презрение к соотечественникам. Но неужели вы, дорогие читатели, написали бы об отдыхе что-то другое? Оставайтесь на связи. Наш трип еще не закончен.

 



Attachment: трип.doc
Description: MS-Word document



Информация предоставлена сайтом potupchik.com.