[Date Prev][Date Next][Thread Prev][Thread Next][Date Index][Thread Index]

[no subject]




1. Гладченко Татьяна Анатольевна (русская, 30 лет) – сотрудник на Радио-Грозный

В 2003 году, будучи студенткой Марийского Педагогического Университета, я в составе делегации учителей поехала в Грозный учить детишек, переживающих послевоенный период. Пока работала, я познакомилась там с мужчиной-чеченцем. Мы подружились и он сказал мне: "Если ты хочешь, переезжай сюда, будешь жить в моем доме, я буду звать тебя дочкой". Мне было тогда около 20. Я вернулась в Марий Эл, доучилась и поехала жить в Грозный. Семья этого человека приняла меня как родную. И я зову его отцом. Я с год работала в школе, потом в институте, и он помогал мне во всем, в том числе решать проблемы, связанные с национальными разногласиями. Я жила у него пока не вышла замуж. В Грозном живу уже 8 лет и мне тут очень комфортно.

Дмитрий Анатольевич, как Вы видите решение вопроса о возврате русских на Северный Кавказ?

 

2. Овакимов Георгий Георгиевич (армянин, 24 года) руководитель московского отделения движения «НАШИ»

 

Мы переехали из Грузии в 1992 году. Я тогда еще был маленький. Нас приютили друзья семьи и мы жили в 2х комнатной квартире  ввосьмером: наша семья с двумя детьми и они. В квартире напротив жила бабушка. Она видела в какой мы ситуации и предложила нашей семье пожить у нее. Так как заплатить у моих родителей было нечем, несколько месяцев мы жили у нее совсем бесплатно. Потом родители устроились на работу и смогли снимать эту квартиру. Несмотря на то, что ее сын постоянно говорил ей, что не нужно сдавать квартиру этим "чуркам", она сдавала нам ее столько, сколько нам было необходимо. И моя семья ей очень благодарна за это. Она помогла нам, потому что ее воспитали в Советском Союзе, где был один советский народ. Сейчас у основной массы россиян нет такого внутреннего ощущения единства, и я считаю, что его обязательно надо воспитывать в семьях, в школе. Только тогда мы реально сможем добиться чего-то в стране, изменить ее к лучшему. Тогда и русские поедут жить на Кавказ, когда будут ощущать, что мы один народ.

 



5. Выступление  Соловьева Ильи Викторовича (русский, 22 года), студент Ржевского филиала Московского социально-гуманитарного института – до 2 минут

 

Я живу во Ржеве. Моя мама сломала руку. В местной больнице трижды накладывали гипс, но рука срасталась неправильно. Тогда мы поехали в Областную больницу в Тверь. Врач, который помог маме, был грузином.

Почему я рассказал эту историю – очень часто люди боятся обращаться к врачам другой национальности, думая, что они плохие,  хотя нередко  это прекрасные специалисты.

Вопрос: Планируется ли принять у нас в стране программу по не дискриминационному по национальному признаку доступу высококвалифицированных кадров: врачей, учителей, инженеров к высокооплачиваемой работе? Тем более в сельской местности таких специалистов не хватает?

 


8. Выступление сотрудника радио «Маяк» Керби Тимоти Денисс (США, 29 лет) – до 2 минут.

 

Лучший опыт межнациональных отношений - в СССР, когда создавались наднациональные ценности и единый советский народ. США и Англия в процессе своего развития устраивали геноцид на покоряемых территориях. В истории России такого никогда не было. Сейчас в США проблем в межнациональных отношениях больше чем в России, но они не значительные. В России состояние межнациональных отношений в целом позитивней, но есть регионы с большими проблемами, например, Чечня. В США таких провальных регионов нет.

 

9. Выступление студента Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана Нигматуллина Наиля Фанилевича (башкир, 19 лет)– до 2 минут. Расскажет о проблеме сохранения культуры изучения родного языка не титульными нациями в различных субъектах РФ.

 



Резерв

12. Ирасханов Муса Шамильевич (чеченец, 24 года), работник аптеки.

15 лет назад переехал с семьей из Чечни в Москву. Пока оформлялись документы на регистрацию, меня и 2х моих сестер не хотели брать ни в одну школу. В итоге все-таки нашелся директор, который согласился принять нас в свою школу, хотя он довольно скептически относился к людям других национальностей. Но несмотря на это, он не просто разрешил нам учиться в этой школе, но и помогал сглаживать конфликтные ситуации, возникающие на национальной почве. Я уже закончил школу, но мы до сих пор общаемся и я ему благодарен.

Я рад, что живу в Москве, люблю этот город, пользуюсь теми же правами, что и любые другие граждане России. Но проблема школ для детей мигрантов в Москве никуда не делась – у них трудности с зачислением, с обучением на русском языке, а значит и проблемы с дальнейшей социализацией.

Вопрос: Не планируется ли при поступлении в школу ввести тест на знание русского языка??????????

 

 




 



Информация предоставлена сайтом potupchik.com.